Мнения

Рафаэль Даянов: «Город должен быть зеленым»

2 марта 2018

Рафаэль Даянов – архитектор-реставратор высшей категории, заслуженный строитель Российской Федерации, почётный архитектор РФ, почётный реставратор Санкт-Петербурга, член Правления Санкт-Петербургского Союза архитекторов, председатель "Совета по архитектурному и историческому наследию", член Градостроительного Совета при Правительстве Санкт-Петербурга, профессор Международной Академии Архитектуры Член ИКОМОС, эксперт Минкульта. Впрочем, этот список можно продолжать и продолжать. В числе его объектов – Эрмитаж, Мраморный дворец, Инженерный замок, Никольские ряды. Рафаэль Маратович рассказал о том, какие надежды связывает с назначением Леонида Кулакова на пост Председателя Комитета по строительству, а также о городских проблемах, на которые важно обратить внимание в первую очередь.

Комитет по строительству возглавил Леонид Кулаков. Какие пожелания для него вы могли бы сформулировать?

Леонид Кулаков – человек в городе весьма известный и уважаемый. На одном из недавних совещаний – обойдемся без имен – слышал отзывы: «Наш человек, сослуживец». О нем действительно все отзываются очень тепло и положительно. Насчет пожеланий мне говорить тяжело, поскольку с Комитетом по строительству не работаю уже достаточно давно. В свое время были тендеры, заказы, но сейчас они нас не устраивают ни по деньгам, ни по сложившейся системе торгов, ни по срокам. В силу ряда факторов, на мой взгляд, далеко не всегда в таких тендерах выигрывает лучший, сильнейший. Я работаю с частными клиентами. Хотя, конечно, хотелось бы быть востребованным и у власти.

Что можно было бы сделать для улучшения ситуации с тендерами?

Было бы правильно сделать единый реестр компаний, занимающихся конкретными вещами: реставрацией, строительством. Раньше мы знали всех, сейчас не имеем представления, кто вокруг нас. Ленинградской реставрационной школы, увы, больше нет. Многие маленькие компании ушли с рынка, а ведь на них, как правило, все и держится: они аккумулируют специалистов, с которыми интересно работать – настоящих профессионалов. Во всех сферах мы видим, что глобализация приводит к краху. Огромные компании редко являются долгожителями: набирая невероятные объемы, оказываются погребены под грузом собственных проблем. Нужно иметь в сложившейся непростой ситуации полное представление о рынке. Реестр позволил бы заказчику видеть компании, которые не проштрафились, работают честно, грамотно. Кадры сегодня – самое ценное, что у нас есть.

Кадровая проблема стоит остро?

За определенный период, как теперь уже ясно, мы не вырастили себе смену. В суете кризисов решали только локальные задачи. Сегодня нового среднего звена по сути и нет. Слишком поздно мы это поняли. Но кадровый вопрос он самый острый вообще во всех сферах, не только в нашей.

Расскажите, пожалуйста, о тех проектах, которыми вы гордитесь.

Вы входите в Эрмитаж через ту зону, которую сделали мы, гуляете по залам Мраморного дворца или Инженерного замка, которые наши специалисты восстанавливали. Все перечислять – длинный список получится. Это не хвастовство, а наша работа. Мы этим живем, как обычные горожане ценим Петербург и все, что в нем сохранилось.

У нас нет проектов, которыми мы гордимся. Любой проект, даже если речь о том, чтобы повесить маленькую дверку, это работа на объекте, в городской среде. Сейчас, например, заканчиваем реставрацию Никольских рядов. Здание было доведено до невообразимого состояния. Мы его восстановили, скоро оно начнет жить, работать на город. Проект фабрики «Красное Знамя» также наш. Разработали решение для использования дворов Русского музея. Было столько неконструктивной критики, подчас переходящей в критикантство, что сейчас трудно предсказать, найдется ли инвестор.

Как относитесь к критике, в том числе от градозащитников?

Предпочитаю прислушиваться к людям, которые делают, а не критикуют. Мы и есть настоящие градозащитники: занимаемся и реставрацией, и приспособлением. Хотел бы посмотреть не на пустые слова, а на реальные дела т.н. «градозащитников».

Сейчас часто можно услышать реплики о новой философии городской среды. Как относитесь к ним?

У меня вызывают скепсис формулировки вроде «код города», «философия городской среды». Это просто придуманные фразы, за которыми ничего не стоит. Город должен быть опрятным, комфортным и безопасным. С точки зрения опрятности – у нас хорошо проработано законодательства, тот же 820 ФЗ, Постановление Правительства о содержании фасадов. Надо только исполнять. С точки зрения комфортности – большие вопросы по поводу маломобильных групп населения. Попробуйте в инвалидной коляске по городу проехать – в одиночку, без сторонней помощи куда-то попасть очень тяжело. В Европе подход в корне другой. С точки зрения безопасности – вопросов также немало.

Значит, на первом месте – комфортность жилья?

Да. Обратимся к мировым стандартам. В свое время Валентине Ивановне Матвиенко прочитал отрывок из Венецианской хартии, где есть статья под названием «Консервация». Один из пунктов: «Консервация предполагает постоянство ухода за объектом культурного наследия». То есть, просто за городом надо следить. И единственный вопрос, на который мы все ждем ответа – есть ли в городе хозяин?

Имеет значение нормальное отношение к тому месту, в котором ты живешь. Это ведь не европейская придумка. Про те же реставрацию, ремонт скажу. Должна быть жесткость норм. Это здание нельзя перекрасить и все, вносить изменения нельзя и все. Внушительные взыскания отбивают желание нарушать правила.

Каково ваше отношение к концепции современной застройки?

У нас в советские годы боролись с трущобным строительством. Но на смену трущобному строительству пришла уплотнительная застройка. Новое кольцо вокруг города, районы, которые хуже, чем трущобы – порождают агломерации, наполненные проблемами. С этим ведь потом будут бороться. Здесь ведь как с реновацией – «давайте снесем все пятиэтажки». Но кроме жадности тут не видно ничего: о людях не думают. Выше пятого этажа жить не комфортно, даже если человек не отдает себе в этом отчет. Мы не птички, не летаем. Новые кварталы вызывают у меня странное чувство: не уехать ли мне куда-то за пределы города? Жить становится тяжеловато.

На какие проблемы еще вы бы обратили пристальное внимание?

Озеленение города. Пройдите по улицам, которые были озеленены после войны: Маяковского, Рылеева. Те деревья сажали наши родители, чтобы город дышал. Сегодня мы видим, как при, казалось бы, красивом мощении улиц мы теряем зелень. Появляются не деревья, а цветочки в клумбах. В том же Берлине стараются каждый свободный кусочек города озеленить. Думаю, сейчас это уже задача всех комитетов. Мы же уповаем на волю власти. Власть должна сказать: «Город должен быть зеленым».

Что вы могли бы пожелать председателю Комитета?

Знаете, мне кажется странной слишком быстрая смена руководства. Не хотелось, чтобы это происходило чрезмерно быстро. Есть другая крайность – засидевшиеся на своих местах люди. Важно, чтобы руководитель имел возможность в отведенный ему срок решить все поставленные задачи и не испытывать гнета. Это ведь формирует систему работы вообще. У нас один комитет обновился, другой, следующий – уже не ясно, куда идти. Такие нестыковки очень вредят и памятникам, городской среде. Получается чехарда. Так что пожелать можно правильного системного подхода, доверия. Без этого работать невозможно.

Беседовал Николай Кузнецов, "Строительный Петербург"